На уровне сердца. 9–10-й классы

  • Егорова Марина Николаевна, учитель русского языка и литературы

Практическая значимость:

  • Повышение эффективности усвоения учебного
    материала за счет одновременного изложения
    необходимых сведений и показа демонстрационных
    фрагментов.
  • Развитие наглядно-образного мышления за счет
    повышения уровня наглядности.

Сфера применения: Урок литературы
или классный час по гражданско-патриотическому
воспитанию.

Круг пользователей: учителя
литературы, классные руководители 9-10 классов.

Цели разработки:

Образовательная. Знакомство с
жизнью и творчеством Ю. Друниной.
Совершенствование умения работать с
критической, мемуарной и справочной литературой.

Воспитательная. Воспитание
внимательного отношения к художественному
слову. Формирование гуманистического
мировоззрения, гражданской позиции и чувства
патриотизма.

Развивающая. Развитие ораторской
речи учащихся. Развитие культуры читательского
восприятия художественного текста.

Актуальность идеи. Интеграция
предметов литературы и информатики.
Использование деятельностного подхода в
обучении. Недостаточное количество наглядного
материала в существующих учебно-методических
пособиях.

Новизна идеи: Соединение навыков
поисково-исследовательской деятельности
учащихся с информационно-технологической
компетентностью.

Ожидаемые результаты:

  • Совершенствование навыков
    поисково-исследовательской деятельности,
    публичного выступления и коммуникативных
    компетенций учащихся;
  • Формирование уважительного отношения к
    художественному слову на примере творчества
    Ю.Друниной.

Условия для внедрения и программное
обеспечение:
компьютер, мультимедийный
проектор, экран.

Информационные ресурсы: Используемая
литература:

  1. Горленко В. Звездный день, судный час… – Труд. –
    1993. – №661
  2. Друнина Ю. В. Мир под оливами. Лирика. М.,
    “Молодая гвардия”, 1978. 128 с.
  3. Друнина Ю. В. Стихотворения. – М.: Изд-во
    ЭКСМО-Пресс, 2002. – 384 с
  4. Друнина Ю. В. Мы обетам верны. – М.: Изд-во, ПРАВДА,
    1983. 31 с.
  5. Друнина Ю. В. С тех вершин… автобиографическая
    повесть
  6. Старшинов Н. И. обернулась звездою… – Журнал
    “Мир женщин”. 1992. №5-6
  7. Старшинов Н. Планета Юлии Друниной. 1996. №1
  8. Соколов А. Юлия Журнал “Крестьянка”.
  9. www.drunina.ru

Подготовительная работа.

Класс делится на несколько групп:
“режиссеры”, “литературоведы”, “поэты”,
“сценаристы”.

Задание “режиссерам” – создание
фильма о жизни Ю. Друниной.

Задание “литературоведам” – поиск
критической литературы о творчестве поэтессы.

Задание “поэтам” – чтение наизусть
стихотворений Ю. Друниной о Великой
Отечественной войне.

“Сценаристы” работают со всеми
группами: собирают найденный материал, обобщают
его, готовят презентацию к уроку.

Тип урока: комбинированный.

Форма организации: групповая.

Методы: проектно-исследовательский,
информационно-коммуникационный.

Средства и приёмы: технические,
учебно-методические, художественная литература.


Ход урока

Слово учителя. Каждый год мы отмечаем
день святой народной памяти – День Победы (слайд
1). Сегодня мы хотим отдать дань уважения поэтам и
писателям, защищавшим родную землю пером и
автоматом, поднимавшим боевой дух
соотечественников своим творчеством в
трагические дни (слайд 2).

1 ведущий (слайд 3) В первый же
день войны писатели и поэты Москвы собрались на
митинг. А Фадеев заявил: “Писатели Советской
страны знают свое место в этой решительной
схватке. Многие из нас будут сражаться с оружием
в руках, многие будут сражаться пером”. Более 1000
поэтов и писателей ушли на фронт и свыше 400 не
вернулись назад (слайд 4).

Когда речь заходит о поэтах фронтового
поколения, то в первую очередь вспоминается имя
Юлии Друниной (слайд 5)

(Фильм о жизни Друниной).

Я столько раз видала рукопашный,
Раз наяву. И тысячу – во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне (слайд 7)

2 ведущий. Юлия Друнина написала
это стихотворение в госпитале в 1943 году, и оно
вошло во все антологии военной поэзии.
Для критиков стихотворение это словно заслонило
десятки совершенно великолепных вещей – о войне
же, но сложившихся уже в зрелом возрасте, на
высоте жизненного опыта. Сколько в них щемящей
боли, добра к людям, к миру, ко всему живому на
земле! (Слайд 8)

1чтец.

Я ушла из детства в грязную теплушку,
В эшелон пехоты, санитарный взвод.
Дальние разрывы слушал и не слушал
Ко всему привыкший сорок первый год.
Я пришла из школы в блиндажи сырые,
От Прекрасной Дамы – в “мать” и “перемать”,
Потому что имя ближе, чем “Россия”,
Не могла сыскать. (Слайд 9)

3 ведущий. “Судьбу поэтов моего
поколения можно назвать одновременно и
трагичной, и счастливой. Трагичной – потому, что
в наше отрочество, в наши дома и в наши еще не
защищенные, такие ранимые души ворвалась война,
неся смерть, страдания, разрушения. Счастливой
потому, что, бросив в самую гущу народной
трагедии, война сделала гражданственными даже
самые интимные наши стихи. “Блажен, кто посетил
сей мир в его минуты роковые…”

4 ведущий. Перечитывая ее военные стихи
сегодня, видишь, что добрый десяток из них
выдержал испытание временем, – они по-прежнему
волнуют, запоминаются. Они находят отклик в
сердцах читателей.(слайд 10)

Это, в первую очередь, “Качается рожь
несжатая…”, “Я только раз видала рукопашный…”,
“Целовались, плакали и пели…”, “Зинка”,
“Штрафной батальон”, “Не знаю, где я нежности
училась…”. Они украсят любую военную антологию.
Их можно отнести к самым высшим достижениям
нашей военной поэзии. (слайд 11 )

4 ведущий. С последних дней войны до
последних своих дней Юля не могла забыть военные
события, отдалиться от них. И в стихах, даже
пейзажных или любовных, то и дело возникали
многие подробности военных будней. Над ней
нередко и подшучивали: мол, вот написала стихи о
сосновом боре, а все равно в нем оказались
неожиданно кирзовые сапоги или обмотки.…А она
отвечала насмешникам своими стихами:

2 чтец.

Я порою себя ощущаю связной
Между теми, кто жив и кто отнят войной.
И хотя пятилетки бегут, торопясь,
Все тесней эта связь, все прочней эта связь.
Я – связная. Пусть грохот сражения стих:
Донесеньем из боя остался мой стих —
Из котлов окружений, пропастей поражений
И с великих плацдармов победных сражений.
Я – связная. Бреду в партизанском лесу,
От живых донесенье погибшим несу:
«Нет, ничто не забыто, нет, никто не забыт —
Даже тот, кто в безвестной могиле лежит».

5 ведущий. Семнадцатилетней
выпускницей одной из московских школ Юлия
Друнина, как и многие ее сверстницы, добровольно
ушла на фронт бойцом санитарного взвода.
Синеглазая девчонка обивала пороги военкоматов
с единственной целью, чтобы ее отправили на
фронт. И обходным маневром, через ополченческую
сандружину, добилась своего.

3 чтец.

Был строг безусый батальонный,
Не по-мальчишески суров.
…Ах, как тогда горели клены! –
Не в переносном смысле слов.
Измученный, седой от пыли,
Он к нам, хромая, подошел.
(Мы под Москвой окопы рыли –
Девчонки из столичных школ).
Сказал впрямую: “В ротах жарко.
И много раненых… Так вот –
Необходима санитарка.
Необходима! Кто пойдет?”
И все мы “Я!” сказали сразу,
Как по команде, в унисон.
…Был строг комбат – студент иняза,
А тут вдруг улыбнулся он.
– Пожалуй, новым батальоном
Командовать придется мне!
…Ах, как тогда горели клены!
Как в страшном сне, как в страшном сне!

1 ведущий. “Холод, сырость, костров
разводить нельзя, спали на мокром снегу, если
удавалось переночевать в землянке – это уже
удача, но все равно никогда не получалось как
следует выспаться, едва приляжет сестричка – и
опять обстрел, и опять в бой, раненых выносить, и
многопудовые сапоги с налипшей грязью,
длительные переходы, когда она буквально падала
от усталости, а надо было все равно идти, просто
потому, что надо…” (слайд12)

4 чтец.

ТЫ ДОЛЖНА!

Побледнев,
Стиснув зубы до хруста,
От родного окопа
Одна
Ты должна оторваться,
И бруствер
Проскочить под обстрелом
Должна.
Ты должна.
Хоть вернешься едва ли,
Хоть «Не смей!»
Повторяет комбат.
Даже танки
(Они же из стали!)
В трех шагах от окопа
Горят.
Ты должна.
Ведь нельзя притворяться
Перед собой,
Что не слышишь в ночи,
Как почти безнадежно
«Сестрица!»
Кто-то там,
Под обстрелом, кричит…

2 ведущий. Медсестра на переднем крае –
самый необходимый человек. Больше всего солдат
боится, что его раненого, беспомощного могут
бросить. И если солдаты видят, что санинструктор
никогда не оставит их в беде, то платят ему
братской любовью и безграничным уважением. А это
дорогого стоит…”

3 ведущий. Женщинам, особенно в
пехоте, было во много раз тяжелее и сложнее, чем
мужчинам. Девчонки могли бы рассказать о своих
дополнительных трудностях. О том, например, как,
раненные в грудь или в живот, стеснялись мужчин и
порой пытались скрыть свои раны.… Или о том, как
боялись попасть в санбат в грязном бельишке. И
смех и грех!.. Они не сникли в огненной круговерти,
в которой и мужикам, хватившим лиха еще на
финской, было жутковато. Пули не разбирают, в кого
летят. А в лихорадке боя раненые утрачивают
чувство реальности. “Санинструктор!..
Сестренка!..” – кричат они. И поползет
сестреночка под пули и осколки туда, где и головы
не поднять. И сколько раз случалось – нужно
вынести тяжело раненного из-под огня, а силенок
не хватает. Хочется разжать пальцы бойца, чтобы
высвободить винтовку – все-таки тащить его будет
легче. Но боец вцепился в свою “трехлинейку”
образца 1891 года мертвой хваткой. Почти без
сознания, а руки помнят первую солдатскую
заповедь – никогда, ни при каких обстоятельствах
не бросать оружия!

5 чтец.

Четверть роты уже скосило…
Распростертая на снегу,
Плачет девочка от бессилья,
Задыхается: “Не могу!”
Тяжеленный попался малый,
Сил тащить его больше нет…
(Санитарочке той усталой
Восемнадцать сравнялось лет).
Отлежишься. Обдуется ветром.
Станет легче дышать чуть-чуть.
Сантиметр за сантиметром
Ты продолжишь свой крестный путь.
Между жизнью и смертью грани –
До чего же хрупки они…
Так приди же, в сознанье,
На сестренку хоть раз взгляни!
Если вас не найдут снаряды,
Не добьет диверсанта нож,
Ты получишь, сестра, награду –
Человека опять спасешь.
Он вернется из лазарета,
Снова ты обманула смерть.
И одно лишь сознанье это
Всю-то жизнь тебя будет греть.(слайд 14)

2 ведущий. Боже мой, сколько ж таких
спасительниц навсегда осталось на передовой!.. В
одной из атак была убита Зинаида Самсонова –
Герой Советского Союза, однополчанка Юлии
Друниной. О ней на фронте ходили легенды. Солдаты
острили, что “Зинка командует батальоном!”. Она
всегда была впереди. И тот, кто вдруг заколебался,
кто не в силах был подняться под ураганным огнем,
видел перед собой спокойные серые глаза и слышал
чуть хрипловатый девичий голос: “А ну, орел, чего
в землю врос? Успеешь еще в ней належаться!”

6 чтец.

ЗИНКА

Памяти однополчанки — Героя
Советского Союза Зины Самсоновой

Мы легли у разбитой ели,
Ждем, когда же начнет светлеть.
Под шинелью вдвоем теплее
На продрогшей, гнилой земле.
— Знаешь, Юлька, я — против грусти,
Но сегодня она — не в счет.
Дома, в яблочном захолустье,
Мама, мамка моя живет.
У тебя есть друзья, любимый,
У меня — лишь она одна.
Пахнет в хате квашней и дымом,
За порогом бурлит весна.
Старой кажется:
каждый кустик
Беспокойную дочку ждет…
Знаешь, Юлька, я — против грусти,
Но сегодня она — не в счет.
Отогрелись мы еле-еле.
Вдруг — приказ:
“Выступать! Вперед!”
Снова рядом в сырой шинели
Светлокосый солдат идет.

II

С каждым днем становилось горше.
Шли без митингов и знамен.
В окруженье попал под Оршей
Наш потрепанный батальон.
Зинка нас повела в атаку,
Мы пробились по черной ржи,
По воронкам и буеракам,
Через смертные рубежи.
Мы не ждали посмертной славы,
Мы хотели со славой жить.
…Почему же в бинтах кровавых
Светлокосый солдат лежит?
Ее тело своей шинелью
Укрывала я, зубы сжав.
Белорусские ветры пели
О рязанских глухих садах.

III

…Знаешь, Зинка, я — против грусти,
Но сегодня она — не в счет.
Где-то в яблочном захолустье
Мама, мамка твоя живет.
У меня есть друзья, любимый.
У нее ты была одна.
Пахнет в хате квашней и дымом,
За порогом стоит весна.
И старушка в цветастом платье
У иконы свечу зажгла.
…Я не знаю, как написать ей,
Чтоб тебя она не ждала

3 ведущий. Юлия Друнина пишет о самом
наболевшем – так может писать лишь поэт, знающий
цену и себе, и своему читателю. Как много она
написала, как все прочно сработано! Исповедально.
С полным доверием к читателю. У Друниной нет
стихов приблизительных по реалиям и чувству. Не
встретишь ни одной строки, которая, была бы
“проиграна” в какой-то возможной ситуации, с
которой автор не соприкоснулся своей
собственной судьбой. Мы почти физически
чувствуем боль человека, написавшего эти строки.

7 чтец.

ГОЛОС КЛАРЫ

Никогда и никто
Разлучить нас друг с другом
Не сможет.
Нас война повенчала
В солдатской могиле одной.
Кто за право быть вместе
Платил в этом мире дороже?
За него платили мы
Самой высокой ценой.
Каждый год по весне
К нам сбегаются маки, алея,
Полыхают пионы,
Тюльпаны сгорают дотла.
Ни о чем не жалею,
Нет, я ни о чем не жалею –
Я счастливой была,
Я счастливою, мама, была? (слайд 15)

4 ведущий. Все творчество Друниной озарено и
пронизано отсветом сполохов великой войны. Это
естественно. Война для нее – не тема, а судьба,
наиглавнейший отрезок жизни, и не столь
собственной, сколь – всего военного поколения.
Того самого, отстоявшего жизнь на земле.

Домашнее задание: интерпретация
стихотворения Ю. Друниной.

Подведение итогов. Взаимооценка.

Приложение 1

Приложение 2


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *