Психологические особенности межэтнических отношений в подростковом возрасте

  • Куликова Татьяна Ивановна, доцент кафедры психологии и педагогики

Наступление отрочества не зря сравнивают со
вторым рождением ребенка. Рождение — это не
только появление чего-то нового, но и разрыв
старых связей. Несомненно, что в зависимости от
классовой, национальной, временной и других
принадлежностей подростка, между ними
выделяются определенные различия. Но существуют
и общие черты. И прежде всего, сейчас необходимо
понять, каковы психологические характеристики,
отличающие данный период от других периодов
жизни, и в какой мере он меняется в зависимости от
конкретных условий воспитания.

В исследованиях отечественных психологов были
выявлены конкретные социальные обстоятельства,
прежде всего изменения места ребенка в обществе,
смена его позиции, которые, как говорит А.Н.
Леонтьев, характеризуют подростковый период
развития. Подростковый возраст необходимо
рассматривать не как отдельно взятый этап, а в
динамике развития, поскольку без знания
закономерностей развития ребенка в онтогенезе,
противоречий, составляющих силу этого развития,
невозможно выявить психические особенности
подростка. В основе такого исследования лежит
деятельностный подход, рассматривающий развитие
личности, как процесс, движущей силой которого
является, во-первых, разрешение внутренних
противоречий, во-вторых, смена типов
деятельности, обусловливающая перестройку
сложившихся потребностей и зарождения новых. В
процессе изучения отечественные психологи (Л.С.
Выготский, А.Н. Леонтьев, Б.Г. Ананьев, Д.Б.
Эльконин и др.) выяснили, что ведущей для
подросткового возраста деятельностью является
усвоение норм взаимоотношений, которые получают
наиболее полное выражение в общественно
полезной деятельности.

После относительно спокойного младшего
школьного возраста подростковый кажется бурным
и сложным. Развитие на этом этапе действительно
идет быстрыми темпами, особенно много изменений
наблюдается в плане формирования личности. И,
пожалуй, главная особенность подростка –
личностная нестабильность. Противоположные
черты, стремления, тенденции сосуществуют и
борются друг с другом, определяя
противоречивость характера и поведения
взрослеющего ребенка. Анна Фрейд так описала эту
подростковую особенность: “…подростки
исключительно эгоистичны, считают себя центром
Вселенной и единственным предметом, достойным
интереса, и в тоже время, ни в один из последующих
периодов своей жизни они не способны на такую
преданность и самопожертвование. Они вступают в
страстные любовные отношения лишь для того,
чтобы оборвать их также внезапно, как и начали. С
одной стороны, они с энтузиазмом включаются в
жизнь сообщества, а с другой — они охвачены
страстью к одиночеству. Они колеблются между
слепым подчинением избранному ими лидеру и
вызывающим бунтом против любой и всяческой
власти. Они эгоистичны и материалистичны, и, в
тоже время, преисполнены возвышенного идеализма.
Они аскетичны, но внезапно погружаются в
распущенность самого примитивного характера.
Иногда их поведение по отношению к другим людям
грубо и бесцеремонно, хотя, сами они неимоверно
ранимы. Их настроение колеблется между сияющим
оптимизмом и самым мрачным пессимизмом. Иногда
они трудятся с неиссякаемым энтузиазмом, а
иногда, медлительны и апатичны” [1, с. 144].

В подростковом возрасте дети не только бурно
увлекаются разнообразными делами, но и столь же
эмоционально общаются со сверстниками. Общение
пронизывает всю жизнь подростков, накладывая
отпечаток и на учение, и на не учебные занятия, и
на отношения с родителями. Ведущей деятельностью
в этот период становится интимно-личностное
общение. Наиболее содержательное и глубокое
общение возможно при дружеских отношениях.
Близкий друг для подростка, обычно его ровесник
– это своеобразный психотерапевт, умеющий
выслушать и посочувствовать, понимающий и
принимающий его переживания и установки,
помогающий преодолеть неуверенность в своих
силах, поверить в себя.

В дружеских отношениях подростки крайне
избирательны. Но их круг общения не
ограничивается близкими друзьями, напротив, он
становится гораздо шире, чем в предыдущих
возрастах. У детей в это время появляется много
знакомых и, что еще более важно, образуются
неформальные группы или компании. Подростков
может объединять в группу не только взаимная
симпатия, но и общие интересы, занятия, способы
развлечений, место проведения свободного
времени. То, что получает от группы подросток и
что он ей может дать, зависит от уровня развития
группы, в которую он входит: чем выше уровень ее
социального развития, тем благотворнее это
отражается на развитии личности подростка.

В этот возрастной период детей так тянет друг к
другу, их общение настолько интенсивно, что
говорят о типично подростковой “реакции
группирования”. Но особенно важно для подростка
иметь референтную группу, ценности которой он
принимает, на чьи нормы поведения и оценки он
ориентируется. Однако нередко подросток
чувствует себя одиноким рядом со сверстниками в
шумной компании. Кроме того, не всех подростков
принимают в группу, часть из них оказывается
изолированной – либо неуверенные в себе,
замкнутые дети, либо излишне агрессивные и
заносчивые.

В общении у подростков формируются и
развиваются коммуникативные способности,
включающие умение вступать в межличностные
отношения, которые являются основой для
формирования межнациональных отношений.

Подростковый период является наиболее
благоприятным для развития коммуникативных
навыков и формирования их на более высоком
уровне – межличностного взаимодействия и
межнациональных отношений. В этом возрасте
начинает формироваться чувство культурной
идентичности человека, повышается интерес к
вопросам культурной принадлежности и к вопросам
иных культур; к общению за рамками ближайшего
социума. Потребность во взаимопризнании и
взаимопонимании с окружающим миром заставляет
подростка впервые заинтересованно столкнуться с
иными культурами. В подростковом возрасте
закладываются основы дальнейшего социального
поведения личности, в том числе способность к
эмпатии или конфликтность, позитивное или
заведомо негативное отношение к другому,
повышается интерес к себе, своему внутреннему
миру, происходит развитие рефлексии.

Подростковый возраст традиционно
характеризуется исследователями как этап
переноса социального сознания во внутренний
план, развития самосознания, актуализации
потребности в личностном и социальном
самоопределении (Л.И. Божович, И.С. Кон, А.В. Мудрик,
А.В. Петровский, Д.И. Фельдштейн). В связи с этим
для подростка значимым становится осознание
своей принадлежности к общностям разного уровня:
социокультурной, гражданской, этнонациональной,
в которых осуществляются идентификационные
процессы, связанные с групповым членством [2].

Сегодняшний школьник сильнее осознает свою
национальную самобытность, поэтому проблема
общения детей различных национальностей
приобретает особое значение. Действительно, в
настоящее время все сильнее и сильнее
проявляются националистические тенденции,
объясняющиеся стремлением этносов возродить,
сохранить и развивать свои культурные традиции и
язык, утвердить современную культуру. Путь к
взаимопониманию проходит не только через знания,
представления, но и через чувства, умение видеть
в каждом человеке, будь то русский, чеченец или
татарин, мусульманин или христианин, носителя
общечеловеческих ценностей: добра, любви к
ближнему, высокой духовности и морали. А это
понимание есть результат культуры
межэтнического общения [5].

Различным проблемам формирования культуры
межнациональных отношений и межнационального
общения в рамках школьного образования в
полиэтнических обществах посвящены
исследования В. Х. Абэляна, И.А. Дадова, И. В.
Жуковского, З.Т. Гасанова, Т. Н. Бартеневой.

Они рассматривают культуру межнациональных
отношений в обществе как аккумуляцию опыта,
сложившегося в процессе взаимодействия людей в
различных сферах жизнедеятельности –
материальной, духовной, политической и тех
конкретных форм взаимовлияния, которые
складываются в процессе этой деятельности.
Межличностные национальные отношения
проявляются в поступках людей, их мировоззрении,
нравственных устоях, формах поведения, отношении
к другим народам, в частности, в установках на
контакты с людьми иной национальности, в труде, в
быту, на досуге, в национальных ориентациях. По их
мнению, культура межнациональных отношений
зависит от уровня сформированности культуры
межнационального общения учащихся, от их умения
воспринимать и соблюдать общечеловеческие нормы
и мораль.

На современном этапе развития межнациональных
отношений, который характеризуется обострением
этнических противоречий как в России, так и в
некоторых других странах, проблема изучения и
формирования национального самосознания
приобретает особую актуальность. Рост
межэтнической напряженности как на
государственном, так и на бытовом уровне
является обсуждаемой и разрабатываемой
проблемой социальной реальности.

В область межэтнических отношений входят и
отношения между группами (соперничество либо
сотрудничество) и отношения к группам, которые
проявляются в представлениях о них – от
позитивных образов до предрассудков.
Значительный вклад в понимаемые таким образом
межгрупповые отношения вносит информация,
распространяемая средствами массовой
коммуникации и создающая своего рода “вторую
реальность” в субъективном мире человека.
Отношения между группами могут возникать и без
непосредственного взаимодействия между ними,
что не раз обнаруживалось в эмпирических
исследованиях.

Первым непосредственным детерминантом
межэтнических отношений является этничность.
Она включает в себя три составляющих:
потребность в этнической принадлежности,
потребность в позитивной этнической
идентичности и потребность в этнической
безопасности – аффилиативный мотив.
Принадлежать к этнической группе — это также
способ выделиться, обратить на себя внимание,
повысить свою ценность. Этническое самосознание
– часть этнического сознания, отражающая
восприятие и представление индивидов о себе как
представителях определенной, своей этнической
общности. В такой интерпретации этническое
самосознание по смыслу близко к понятию
этнической идентичности или этничности.
Б.А. Вяткин и В.Ю. Хотинец определяют
этническую идентичность как более высокий
уровень развития этнического самосознания. При
этом они выделяют 2 уровня становления
этнического самосознания: 1) представление о
своем этносе — ассоциируется с низким уровнем
самосознания; 2) этническая самоидентификация —
связана с высоким уровнем развития этнического
самосознания [7].

Содержание этничности составляют следующие
компоненты: осознание принадлежности своему
народу, осознание интересов своего народа,
представления о культуре, языке, территории. В
структуре этнического образа выделяют установки
(стереотипы, предубеждения, предрассудки),
ценностные ориентации, психологические
универсалии.

Н.М. Лебедева, рассматривая межличностные
отношения в межкультурном общении, говорит о том,
что групповое членство, в том числе этническая
принадлежность, оказывает неодинаковое
воздействие на разные по степени близости
отношения. На стадии близкой дружбы люди
стремятся к такой близости, когда общение
протекает в равной степени свободно как на
периферийные, так и на самые значимые для
личности темы. На этой стадии близости
культурные стереотипы разрушаются и происходит
свободный обмен мыслями, чувствами и эмоциями [4].

Д. Кэмпбелл считает, что стереотипы могут быть
адекватны в случае совпадения автостереотипов и
гетеростереотипов. На становление этнических
авто- и гетеростереотипов влияют 3 группы
условий: политическая, экономическая и
религиозная системы общества, формирующие
определенный набор норм, ценностей, идеалов,
стереотипов. В идеальном случае формирование
этого набора происходит в непротиворечивом
единстве, присущем ценностному отражению,
ценностному стереотипизированию
действительности этнической элитой.

Этнический стереотип имеет две стороны:
когнитивную (содержание) и аффективную
(предубеждения). Установка придает когнитивному
элементу стереотипа содержание, направленность
и определяет его интенсивность. В начале у
человека формируется установка, а затем
стереотип наполняется соответствующим этой
установке содержанием.

Следующая детерминанта межэтнических
отношений – этническая идентичность. По мнению
Н.Л. Ивановой, социальная идентичность
представляет собой единство когнитивных,
мотивационных и ценностных параметров,
социальная идентичность понимается как сложное
целостное личностное образование, имеющее
содержательные (предмет идентичности) и
формально-динамические (устойчивость,
осознанность, выраженность, интенсивность и т. д.)
характеристики, она является динамической
системой социальных конструктов, т.е.
функционирует в форме конструкта, который
представляет собой симультанную констатацию
сходства и различия. Социальная идентичность
конструируется в ходе взаимодействия,
социального сравнения и активного построения
социальной реальности [3].

В социальной психологии анализ этнической
идентичности связан с исследованием механизмов
ее формирования, при этом этничность выступает
как часть структурных взаимосвязей между
группами. В центре внимания
социально-психологического подхода к
исследованию этнической идентичности находится
процесс, посредством которого индивиды
конструируют и выстраивают свои взаимосвязи с
определенными людьми или группами людей в рамках
своих собственных или других этнических групп.

Этническая идентичность — динамическое
явление, которое подразумевает взаимодействие
различных уровней анализа: на уровне индивида,
социума и культуры (Г.М. Андрева, Ю.В. Арутюнян, Ю.В.
Бромлей, У. Джемс, Л.М. Дробижева, Н.Л. Иванова, Ж.
Пиаже, И.А. Снежкова, Т.Г. Стефаненко, А.А.
Сусоколов, Г. Тэджфел, М. Шафер, С. Холл, В.Ю.
Хотинец). Этническая идентичность представляет
собой когнитивно-мотивационное ядро этнического
самосознания. Рост потребности в этнической
идентичности, в свою очередь, усиливает
стремление членов группы к повышению ее статуса.

Непосредственно связанной с этнической
идентичностью является этническая
толерантность, на которую в свою очередь мы можем
воздействовать (воспитывать, повышать) с целью
избегания или урегулирования различных видов
межэтнической напряженности. Основой
толерантного отношения к представителям других
этнических групп является позитивная этническая
идентичность, в структуре которой позитивный
образ собственной этнической группы
сосуществует с позитивным отношением к другим
этническим группам. Она представляет некоторый
баланс толерантности по отношению к собственной
группе и другим этническим группам.

Толерантность предполагает взаимность и
активную позицию всех заинтересованных сторон,
готовность принять других такими, какие они есть,
и взаимодействовать с ними на основе согласия.
Иными словами, она не должна сводиться к
конформизму, ущемлению собственных интересов.
Толерантность является важным компонентом
жизненной позиции зрелой личности, защищающей
собственные интересы и ценности и одновременно
уважающей позиции и ценности других людей [5].

В научной литературе толерантность
рассматривается, прежде всего, как уважение и
признание равенства, отказ от доминирования и
насилия, признание многообразия человеческой
культуры (Н.М. Лебедева, Г.У. Солдатова, Т.Г.
Стефаненко). Толерантность предполагает
взаимность и активную позицию всех
заинтересованных сторон, готовность принять
других такими, какие они есть, и
взаимодействовать с ними на основе согласия.

По данным исследования Г.У. Солдатовой, к
толерантным лицам относятся те личности,
этническую идентичность которых можно
охарактеризовать по типу “нормы” (естественное
предпочтение собственных этнокультурных
ценностей, сочетающееся с позитивным отношением
к другим этническим группам), либо по типу
“нормы” и “этнической индифферентности”
одновременно. Группу интолерантных лиц
составляют личности с этническим самосознанием
по типу “гиперидентичности”, у которых наряду с
гиперидентичностью в общую межэтническую
диспозицию попадала либо “норма”, либо
“этническая индифферентность”, либо и то и
другое одновременно [6].

Более глубокие различия между самосознаниями
толерантных и интолерантных лиц можно увидеть
при анализе этнических стереотипов. В структуре
этнического стереотипа у лиц с преобладанием
интолерантных установок значимо увеличен
дисбаланс между позитивностью автостереотипа и
негативностью гетеростереотипов. Это означает,
что у них нередко гипертрофировано стремление к
позитивной этнической идентичности, и они
пытаются за счет усиления позитивных различий в
пользу своей группы придать ей более высокий
статус. Интолерантные лица более позитивно
оценивают собственную этническую группу и менее
положительно, по сравнению с толерантными
лицами, другие этнические группы. Это означает,
что в их автостереотипах безусловно доминируют
позитивные характеристики, а среди
представлений, составляющих гетеростереотипы,
растет число негативных характеристик. У лиц с
преобладанием интолерантных установок,
во-первых, расширена зона “аффективности”. Это
означает, что у них не только больший разброс
эмоциональных оценок, но и более высокая
эмоциональная вовлеченность в ситуации
межэтнической напряженности. Во-вторых, для
восприятия интолерантных лиц характерен упор на
различия, в данном случае на различия между
этническими группами. Другими словами,
толерантные воспринимают этнические группы
более близкими, а границы между ними более
размытыми, чем интолерантные, для которых
этнические границы резко очерчены.

Таким образом, можно выделить четыре основные
группы детерминант межэтнических отношений:

1. Социальный контекст (политические,
экономические и религиозные системы общества;
нормы и ценности общества) и влияние на
межэтнические отношения различных форм средств
массовой информации.

2. Социально-индивидуальные характеристики
субъектов межэтнических отношений (пол, возраст,
социально-бытовые условия жизни данного
субъекта, уровень образования, национальность и
т. д.)

3. Комплекс социально-психологических
детерминант межэтнических отношений (этническая
идентичность, этническое самосознание,
этническая аффилиация, этнические стереотипы,
этническая толерантность).

4. Непосредственные отношения между субъектами
межэтнических отношений (близость отношений).

В условиях повышения полиэтничности
современного российского общества все чаще
встает вопрос о специфике межэтнических
взаимодействий, становлении толерантных систем
взаимоотношений разных этносов в рамках одной
территориальной культуры. Наиболее остро данный
вопрос встает в рамках школы, так как дети,
являясь представителями разных национальностей
и носителями различных культур, обычаев и
национально-социальных установок, зачастую еще
не могут быть готовы к успешной интеграции, и
поэтому возникают различные виды
межнациональных напряженностей, что требует
особого внимания и соответствующего
сопровождения.

Стабильным полюсом в межэтнических
взаимоотношениях являются
социально-индивидуальные характеристики
субъектов межэтнических отношений (пол, возраст,
социально-бытовые условия жизни данного
субъекта, уровень образования, национальность и
т. д.), а на полюсе изменений находится социальный
контекст (политические, экономические и
религиозные системы общества; нормы и ценности
общества, СМИ). Этносоциальные процессы и
межэтнические взаимоотношения будут являться
гармоничными и сбалансированными по данной
модели, когда напряжение между полюсами будет
равномерным и развивающимся. Реализация
становления баланса возможна через основы
действия: 1) внимательность к окружающему миру, к
его изменяющимся тенденциям, к
индивидуально-личностным особенностям
субъектов межэтнического взаимодействия; 2)
осознание, рефлексия и принятие всех компонентов
межэтнического взаимодействия; 3) направленность
на познание; 4) компоненты выражения себя в
межэтническом взаимоотношении. Эти основы
действия являются базовыми при урегулировании и
коррекции отклонений межэтнических
взаимоотношений.

Литература

  1. Андреева Г.М. Социальная психология./ Г.М.
    Андреева. — М.: Аспект Пресс, 2012. – 363 с.
  2. Добреньков В.И. Социология. В 3-х т.: Т.1:
    Методология и история: Учебник для вузов / В.И.
    Добреньков, А.И. Кравченко. — М.: ИНФРА-М, 2000. – 400 с.
  3. Иванова Н.Л. Психологическая структура
    социальной идентичности. Дис. … докт. психол.
    наук. / Н.Л. Иванова. — Ярославль, 2003. — 363 с.
  4. Лебедева Н. М. Введение в этническую и
    кросс-культурную психологию: Учебное пособие для
    вузов / Н.М. Лебедева. — М.: Академический проект,
    1999. — 328 с.
  5. Смирнова А.Е. Социально-психологические
    детерминанты межэтнических отношений в
    подростковой группе / Автореф. … канд. докт.
    психол. наук./ А.Е. Смирнова. — Ярославль, 2007. – 28 с.
  6. Солдатова Г.У. Психология межэтнической
    напряженности: Учебное пособие для вузов / Г.У.
    Солдатова. — М.: Альфа-М, 1998. — 297 с.
  7. Хотинец В.Ю. Этническая идентичность и
    толерантность. -Екатеринбург: Изд-во Уральского
    университета, 2002. — 122 с.

Работа выполнена при финансовой поддержке проекта РГНФ №13-16-71005а/Ц


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *